Статья не свидетельствования против себя комментарии

Содержание

Конституция РФ, 51 статья: толкование и применение :

Сегодня каждый школьник в нашей стране знает, что в случае чего, можно отказаться от дачи показаний правоохранительным органом. Конституция РФ (51 статья) нам это гарантирует. Однако часто люди только знают об этом.

Некоторые наивно полагают, что она необходима только «уголовникам», другие не понимают, как на практике применяется этот закон. Мы попытаемся доступно разъяснить, как нас защищает Конституция РФ (51 статья).

Неизвестно, что ждет нас завтра.

Конституция РФ: статья 51. Толкование закона

Обратимся к Основному Закону нашей страны. Согласно разбираемой норме права, никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Это относится и к близким родственникам: детям, жене, родителям, братьям и сестрам.

Смысл заключается в том, что в случае, когда у гражданина возникают неприятности с законом, он может сослаться на эту норму в Основном Законе и не давать никому объяснений. Делается это с целью не ухудшить свое положение.

Как вести себя с полицейскими. Применяем Конституцию на практике

Итак, Основной Закон дает право не отвечать на вопросы. Многие думают, что такая позиция перед следственными органами приведет к ухудшению положения. Однако это не так. Конституция (51 статья) призвана защищать права граждан. Допустим, человека обвиняют в совершении преступления. Что делать в этой ситуации? Адвоката нет, а следователи начинают задавать вопросы.

В этом случае можно просто заявить, что Основной Закон страны дает право не отвечать на вопросы. Можно сказать, что скоро придет адвокат, с которым и будет все общение. Однако можно, сославшись на правовую норму, вообще ничего не говорить. На суде, конечно, могут спросить о том, почему подозреваемый отказался от дачи показаний.

Тогда и можно заявить, что просто не доверяете следствию.

Опытные адвокаты говорят, что много уголовных дел основано на противоречиях в показаниях именно подозреваемых. То есть если бы они использовали право, которое предполагает Конституция РФ (51 статья), то имели бы шанс на оправдательный судебный вердикт.

От свидетеля до обвиняемого — один шаг

Бывают случаи, когда «минутный опрос» свидетеля превращался в часовой допрос подозреваемого. Человек, может, не совершал никаких преступлений, однако он хорошо подходит на роль преступника. Нераскрытое дело никому не нужно.

Иногда их становится столько много, что возникает вопрос о профессиональной пригодности сотрудника правоохранительных органов. Когда следствие понимает, что очередное дело не раскроется, то подозреваемым часто становится свидетель.

Он, может, и знает, что есть Конституция РФ, 51 статья в ней, которая «защищает преступников и мошенников», однако он — обычный свидетель.

Конечно, дача ложных показаний и отказ от них не приветствуются. За это можно получить наказание. Что делать в этой ситуации? Мы считаем, что при любом контакте со следственными органами при расследовании уголовных дел необходимо быть со своим адвокатам.

Желательно, чтобы человек ему доверял: друг, знакомый, бывший сослуживец, однокурсник и т. д. Только опытный юрист порой может понять, куда ведет следствие.

Иногда бывшие свидетели столько могут наговорить в свой адрес, что можно обвинить их в убийстве американского президента Кеннеди.

Вера в «добрых» людей

Конечно, нарушать законы нельзя. Мы не призываем к этому. Однако в жизни могут случиться разные ситуации. Достаточно сказать неосторожное слово в показаниях, и человека можно привлечь по нескольким уголовным делам.

Не нужно верить в «добрых людей» и думать, что следователь будет заинтересован оправдать. Чем осторожнее высказывания, тем меньше срок. Это фраза опытных адвокатов.

Поэтому лучше использовать право не свидетельствовать против самого себя в тех случаях, когда не знаешь, что говорить.

Достаточно одного лишнего неверного слова в потоке бесконечных допросов, и человек уже виновен. Всегда нужно помнить об этом. Право молчать гарантирует Конституция РФ, статья 51. Значение ее не стоит недооценивать. Что еще важно знать?

Статья 51 Конституции РФ: комментарии

Итак, человек имеет право отказаться от дачи показаний против самого себя и близких родственников. Эта норма действует не только при расследовании уголовных дел, но и при других обстоятельствах.

Предположим, водителя остановили сотрудники ГИБДД. Что происходит часто в таких ситуациях? Сотрудник — «царь и Бог», который общается с гражданином с позиции власти. Водитель, наоборот, понимает, что перед ним сотрудник полиции, начинает хаотично отвечать на его вопросы, оправдываться.

Однако скажем сразу, что рассматриваемая нами статья в Основном Законе страны дает право не отвечать на вопросы. Если вы понимаете, что цель сотрудника — оштрафовать, то можно отказаться от общения с ним, сославшись на норму права.

Это можно написать и в протоколе: «не согласен, правила не нарушал, требую присутствия юриста при осуществлении любых процессуальных действий». В этом случае доказать правонарушение будет намного сложнее.

По сути, это судебный спор, и если гражданин нарушил правило, необходимо предъявить веские доказательства на суде. Это понимают сотрудники правоохранительных органов. Если гражданин действительно не виноват, то они не будут нагнетать обстановку и, скорее всего, отпустят.

Выводы

Мы привели пример применения базовой нормы права на практике. Таких случаев может быть много: в магазине, на дороге, на работе. Как говорится, от тюрьмы не зарекайся. Не нужно быть юристом, чтобы не ухудшить свое положение.

Достаточно просто выдержать защиту, ссылаясь на приведенную выше норму права, не соглашаться ни с какими нормами, писать возражения, несогласие и т. д. В глазах сотрудников правоохранительных органов такие граждане переходят в статус «проблемных».

Для какой цели связываться с такими людьми, если они действительно не виноваты?

Надеемся, что разъяснение важной правовой нормы, закрепленной в Основном Законе, поможет в жизни. Помните, предупрежден — значит, вооружен.

Источник: https://www.syl.ru/article/282038/new_konstitutsiya-rf-statya-tolkovanie-i-primenenie

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др.

— являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием.

С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст.

42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст.

45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения.

Комментируемая статья Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления.

Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст.

53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний.

При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст.

75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами.

Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч.

1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора.

Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников.

Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний).

Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005.

N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55 Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст.

69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в ст. 56 УПК, согласно ч.

3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.

) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614).

Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст.

828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст.

51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст.

2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Источник: http://ConstitutionRF.ru/rzd-1/gl-2/st-51-krf

Иммунитет, который есть у всех ~ благодаря 51-й статье Конституции

Несколько месяцев назад общество содрогнулось от жестокой расправы, учиненной «белгородским стрелком», цинично застрелившим шестерых человек.

Доказательства его вины и все улики налицо, но задержанный Сергей Помазун решил воспользоваться статьей 51 Конституции РФ, предоставляющей иммунитет от свидетельствования против самого себя, супруга и близких родственников.

Поэтому он отказался давать какие-либо показания и сотрудничать со следствием.

Многие, в том числе и представители прессы, увидели в его поступке желание злоумышленника уйти от ответственности. Некоторые даже усмотрели в его действиях плевок в сторону общества: мол, я могу делать что хочу, а следствие пусть крутится, мою вину доказывает…

Однако давайте не будем торопиться с ярлыками, а попытаемся объективно оценить ситуацию с точки зрения закона и правоприменительной практики.

Своих не бьем

Современное понятие «иммунитет» происходит от латинcкого Immunitas – «освобождение от чего-либо». Чаще всего иммунитет определяется как предоставленное определенной категории граждан исключительное право не подчиняться некоторым общим законам. Это особый вид привилегии, наделяющий своих обладателей единственным, зато весьма значительным преимуществом – правовой неприкосновенностью.

Свидетельский иммунитет – освобождение лица от обязанности давать показания, которые могут ухудшить положение его самого или его близких родственников. Кажущееся выведение человека «за рамки закона» на самом деле вызвано необходимостью реального соблюдения его гражданских прав и свобод.

Институт свидетельского иммунитета известен еще со времен римского права, существовал в дореволюционном российском гражданском судопроизводстве, широко используется в современном гражданском процессе иностранных государств. Российское дореволюционное законодательство предусматривало абсолютное право супругов и близких родственников отказаться от дачи показаний в отношении обвиняемого (ст. 705 Устава уголовного судопроизводства).

В советском государстве, где (правда, только на бумаге) все граждане уравнивались в обязанностях, нормы о свидетельском иммунитете фактически прекратили свое существование. Их возрождение в Российской Федерации связано с принятием Конституции РФ 1993 года, вступлением нашей страны в ряд международных конвенций, обновлением уголовно-процессуального законодательства РФ.

Принцип свидетельского иммунитета, закрепленный в п. 1 ст. 51 Конституции, вынужден был дополнительно разъяснить Верховный суд РФ.

В своем постановлении он прямо указал на необходимость в обязательном порядке напоминать допрашиваемому о существовании данной статьи.

Без соблюдения этой процедуры показания подозреваемого или обвиняемого считаются недействительными, или, на языке юристов, недопустимыми.

Был свидетелем, стал обвиняемым

Между тем наше уголовное законодательство и ранее предусматривало право подозреваемого или обвиняемого на молчание и на ложь как средство защиты (разумеется, ответственность за клевету и заведомо ложный донос оставалась). Тогда как для свидетеля и потерпевшего отказ от показаний или заведомая ложь и доныне являются уголовным преступлением.

Однако 51-я статья не оставляет почвы для двузначных толкований: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого и близких родственников…». Таким образом, очевидно, что действие ее распространяется не только на подозреваемых или обвиняемых, но и на остальных фигурантов уголовного дела.

Тем не менее в первые годы действия Конституции в силу отсутствия практики применения данной статьи в процессе следствия часто допускалось явное пренебрежение конституционной нормой.

Например, следователи зачастую не предупреждали свидетелей и потерпевших об их праве на иммунитет, тем самым оказывая психологическое давление на них, понуждая их к даче показаний. При этом часто применялся простой прием: задержанный по подозрению в преступлении первоначально допрашивался в качестве свидетеля.

Ему объясняли, что отказаться от показаний он не может. А потом, получив от него всю нужную информацию, ему присваивали статус обвиняемого и сообщали о его праве на молчание.

Практика изменилась лишь с 2001 года, когда Уголовно-процессуальный кодекс РФ прямо указал на то, что статья 51 Конституции РФ распространяется также на свидетелей и потерпевших.

Оговорен там и круг близких родственников – супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки… А к ст.

308 Уголовного кодекса РФ («отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний») сделано примечание: «лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников».

Доказательства – забота следствия

И все же легализует ли применение 51-й статьи возможность ухода преступников от положенного наказания? Безусловно, при отсутствии основных доказательств отказ от дачи показаний хотя бы одного свидетеля обвинения может серьезно осложнить ход расследования. Тем более сам подозреваемый (обвиняемый), находящийся «в отказе», также может поставить следствие в тупик.

Но не стоит забывать, что от иезуитской формулы Вышинского «Признание – царица доказательств» мы давно ушли. Процесс доказывания не должен зависеть от субъективной воли допрашиваемого – сегодня он, допустим, отказался от дачи показаний, завтра согласился их дать, а послезавтра (например, в суде) их изменил, заявив, что они получены под давлением.

Сбор доказательств по делу – прямая обязанность органов следствия, а не подозреваемого, права которого гарантированы презумпцией невиновности. Так устроено законодательство всех цивилизованных стран, в том числе и российское, и здесь нет места каким бы то ни было исключениям.

Конечно, возможно, что человек, очевидно виновный в совершении преступления, благодаря «уходу на 51-ю» окажется на свободе и избежит должного наказания. Но тогда вопрос надо ставить не о совести злоумышленников, которые не захотели «помочь» следствию, а о профессионализме и расторопности самих следственных органов, не сумевших собрать и закрепить доказательства.

Возможна и противоположная ситуация – против обвиняемого собрано достаточно улик. Тогда на следствии, а затем и в суде ему нет никакого смысла прибегать к помощи 51-й статьи.

Подобная позиция лишь существенно ухудшит его положение, так как суд может расценить ее как злонамеренное нежелание сотрудничать с правосудием и попытку уйти от возможной ответственности.

Молчание для подсудимого в данном случае совсем не золото – суд, скорее всего, назначит ему максимально возможную меру наказания.

В моей адвокатской практике были многочисленные случаи, когда подсудимый отказывался от заведомо провальной позиции молчания, начинал давать логичные, развернутые и непротиворечивые показания и получал существенно более мягкое наказание.

Вопрос с выбором позиции защиты – молчать или говорить, сотрудничать или обороняться – прерогатива обвиняемого, адвокат лишь вправе разъяснить юридические последствия того или другого. Как писал великий юрист Анатолий Кони, адвокат не друг и не пособник клиенту в желании уйти от заслуженной ответственности, он лишь сомневается в пределах и квалификации виновности.

В контексте печального события в Белгороде общество ждало от задержанного Сергея Помазуна как минимум хотя бы элементарного покаяния и чего-то похожего на публичное извинение. Народ осудил его молчание, забыв о правах человека, пусть даже и преступника. А ведь права, закрепленные Конституцией, не умаляются ни при каких обстоятельствах и не зависят от морального облика их несущего.

Как практикующий адвокат, могу с уверенностью предположить, что «белгородский стрелок» на тот момент еще элементарно не определился со своей линией защиты, возможно, не доверяя приглашенному органами следствия бесплатно полагающемуся ему по закону адвокату, и поэтому тянул время, ссылаясь на 51-ю статью. Мои предположения подтверждаются и тем, что спустя месяц после задержания Помазун все-таки заговорил и сейчас дает показания.

Казбек БЗАРОВ, адвокат

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

Источник: http://ppt.ru/news/118872

Статья 51 Конституции. Ее практическое значение и к ней

Значение статьи 51 Конституции РФ трудно переоценить для человека и гражданина. Поскольку данный сайт идет в ключе потребительского или иного кредитования граждан, нет смысла расписывать уголовно-правовую значимость данной статьи. Здесь же лучше будет рассмотреть ее применение в части общения с банками, коллекторами, работниками коллцентров.

Для начала весь текст статьи. 1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. 2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Нас интересует прежде всего часть первая, которая дарит вам право ничего не говорить против себя самого. Данную формулировку можно трактовать как узко, так и широко. Узкое толкование говорит о том, что вы не обязаны говорить или подтверждать факты против себя.

Даже если во время судебного заседания вас спрашивают о чем-то, вы имеете право не отвечать, и ничего не объяснять, если считаете, что данные вопросы могут вам навредить. Более того, никто вам не мешает использовать данную статью когда угодно во время судебного заседания.

Не нравится вопрос, не уверены в ответе — лучше не отвечайте, чем ответите неуверенно и неточно, что позволит задать вам еще один вопрос и так далее, пока вы не скажете то, что вы не хотели сказать, или то, что нужно было другой стороне.

Очень сложно общаться с тем кто молчит. Нет момента контакта. Нельзя даже зацепиться за какое-нибудь слово или факт. Порой такая тактика помогает не только на судебном заседании. Даже в уголовном ключе, вы имеете полное право ничего никому не объяснять, а ждать пока вам предъявят обвинение или приедет ваш адвокат.

Пример из уголовного права призван показать вам всю силу и непосредственность действия данность статьи.

Неужели вы думаете, что если вы имеете полное право ничего не объяснять ни следователю, ни полицейскому или милиционеру, ни судье; вы что-то кому-то должны говорить, сверять, подтверждать и вообще отвечать на какие-либо вопросы по телефону? Неужели у вас еще есть сомнения по поводу того, что работники банка, коллекторы, да кто угодно, могут от вас что-то требовать? Увы для них, и в радость для вас — НЕТ, НЕТ и еще раз НЕТ! Данную часть статьи вы имеете право использовать в любой ситуации, когда у вас что-то спрашивают, пытаются уточнить, идентифицировать и тому подобные вещи. Даже сообщение ваших ФИО уже по сути может сыграть против вас, и слушая записи разговоров со многими коллекторами и работниками банков это легко заметить. Как только вы подтвердили что вы это вы, начинается ненужный диалог. Вы вообще имеете право сказать, после того как узнали кто звонит, что пользуйтесь статьей 51 Конституции РФ. На этом все. Будут спрашивать что эта за статья. Ответ — вы не консультируйте по телефону — раз, работники банка или коллекторского агентства должны знать азы конституционных прав гражданина и человека — два, у них есть свои юристы, пусть их и консультируют — три.

Со временем или сразу, вы поймете, что когда вам нечем платить, то никакие телефонные переговоры, а проще говоря, пустые разговоры, ничем не помогут. Банку нужны деньги, ему без разницы что у вас случилось, все кто звонит хотят узнать дату оплаты, они могут зафиксировать ваше слово заплатить через неделю или даже две, но это поблажка будет один раз.

Не факт, что в течение этого времени вам не будет «подключено» смс информирование или ваш номер не добавят в список автодозвонщика.

Если вы решили ждать суда и только суда, то статья 51 Конституции России может пригодиться вам как возможный вариант ответа, когда вы уже ответили всем и вся по 150 раз, что будете платить только в ЗАКОННОМ, судебном порядке, и никуда не скрываетесь.

Не стоит думать, что 51 статья Конституции это единственная статья, которая вот так работает и имеет вес. Откройте Конституцию и прочитайте хотя бы Главу 1 и или Главу 2, либо просмотрите статью о ваших правах, которые гарантированы вам Конституцией. Это позволит не только понять, что они есть, но и осознать, что все они весьма существенны для любого человека и гражданина.

Их знание и понимание, а затем, если придется и применение позволит вам сразу сообщить оппоненту, что он разговаривает или взаимодействует с юридически грамотным гражданином.

Если вы будете трактовать ваши конституционные права слишком широко и даже неверно в общении с банками, коллекторскими агентствами, да хоть и в суде, то это проблема другой стороны объяснить вам, что вы неверно ее трактуете. В суде это будет сделать и проще и быстрее, а банку или коллекторам остается только один путь — суд, которым они порой «пугают».

Там все и  выясните, правильно ли вы трактовали и использовали свои права или нет. А пустые фразы, что вы начитались и ничего не понимаете, здесь не проходят. Не понимаете — пусть объясняют, не могут, не хотят — тогда в суд, вперед и с песней.

Источник: http://xn--b1afncvo7h.xn--p1ai/statia-51-constitution.html

Ст. 51 Конституции РФ с ми :

51 ст. российской Конституции провозглашает право гражданина не свидетельствовать против самого себя, а также своего супруга/супруги, близких родственников. Перечень последних устанавливается Федеральным законом. Рассмотрим далее ст. 51 Конституции РФ с ми.

Актуальность вопроса

При практическом применении ч. 1 ст. 51 Конституции возникает ряд проблем. При расследовании преступлений и последующем рассмотрении их в суде не было выработано однозначного решения появляющихся вопросов.

В этой связи в некоторых случаях имеет место существенное ущемление интересов и прав граждан, в других ситуациях доказательства признаются как недопустимые, из-за чего материалы возвращаются на доследование.

Здесь стоит отметить, что в большинство возникших вопросов не внесло ясности и Постановление Пленума ВС, принятое 31 октября 1995 года.

Проблема субъектного состава

В первую очередь, при рассмотрении ч. 1 ст. 51 Конституции РФ необходимо установить лиц, которым следует разъяснить содержание этой статьи.

Дело в том, что в норме формулируется общее право людей не свидетельствовать против своих близких, супруги/супруга и себя самого. Законодателем в ст. 51 используется понятие «никто не обязан» давать соответствующие показания.

При этом конкретные субъекты не именуются. Не называются и процессуальные отрасли, в которых можно реализовать право.

Уголовное судопроизводство

Воспользоваться 51 ст. Конституции в первую очередь могут свидетели. В публикациях, разъясняющих Основной закон, утверждалось, что в уголовные процедуры введен принцип иммунитета свидетеля. Его право отказаться давать показания распространяется также и на потерпевшего.

Это обусловлено тем, что законодательство формулирует единые правила их допроса. Вместе с этим подчеркивалось, что разъяснять 51 ст. подозреваемому и обвиняемому нет необходимости. Это объяснялось тем, что на них не накладывается обязанность давать показания. Эта позиция выражает мнение многих юристов.

В этой связи присутствующее в пленарном Постановлении ВС разъяснение о том, что ст. 51 Конституции РФ следует разъяснять подозреваемому, подсудимому и обвиняемому, воспринимается как расширительное толкование нормы. Однако указанный акт носит обязательный характер.

В этой связи, во исполнение предписаний ВС следователь должен разъяснять ст. 51 Конституции РФ подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и свидетелю.

Общие случаи

По мнению некоторых юристов, ст. 51 Конституции следует разъяснять при получении объяснений. Это, в частности, касается граждан, причастность которых к преступлению проверяется. Кроме этого, разъяснения должны иметь место и при оформлении протокола при явке с повинной.

«Правило Миранды», аналогом которой является рассматриваемая отечественная норма, зачитывается лицу при первом его контакте с полицией. При этом протоколы по явке с повинной и объяснения выступают в качестве доказательных документов другой категории.

Они не могут оформляться в условиях, когда субъект не знает о своих правах. Вместе с этим отсутствие разъяснений по ст. 51 Конституции при составлении указанных документов не должно предполагать обязательного признания этих актов недопустимыми.

Это объясняется тем, что гарантированный Основным законом свидетельский иммунитет должен обеспечиваться в ходе производства по делу.

Момент вступления в действие нормы

Вопрос о его определении оказался весьма актуальным на практике. Например, в одном из областных судов защитник при зачитывании показаний подсудимого, взятых у него в ходе предварительного следствия, указал на ст. 51.

При изучении материалов выяснилось, что лицо первоначально опрашивалось в качестве свидетеля. При этом отметки о разъяснении рассматриваемой статьи в деле не было.

Председательствующим сразу же первое признание подсудимого были признаны недопустимыми.

При переходе к изучению дальнейших слов обвиняемого, выступавшего в тот момент подозреваемым, защитник вновь указал на ст. 51. Вместе с этим адвокат заявил ходатайство о повторном признании показаний недопустимыми, поскольку субъекту не была разъяснена норма.

Однако один из народных заседателей указал на то, что на момент производства допроса по делу (в ноябре 1995-го г.) пленарное Постановление ВС опубликовано не было. При этом необходимость в разъяснении подозреваемому ст. 51 прямо из нее не исходит.

С этим мнением согласились и остальные участники заседания.

Всем ли потерпевшим (свидетелям) надлежит разъяснять норму?

Об этом в практике ясное представление так и не сложилось. Исходя из смысла статьи, субъект не обязан свидетельствовать в том случае, если его слова могут изобличить лично его, близких родственников, супругу/супруга. В иных ситуациях такое освобождение не действует.

Чтобы не нарушить права потерпевшего и свидетеля, необходимо учесть предмет их показаний. В некоторых случаях это сделать несложно. В других ситуациях могут возникнуть определенные проблемы. Например, нет необходимости разъяснять ст. 51 при допросе понятых в ходе следственного действия.

Пояснения требуются при получении от лица информации о близком родственнике или супруге.

Таким образом, во всех ситуациях, в которых не исключена хотя бы незначительная вероятность того, что слова свидетеля/потерпевшего могут обратиться против них самих, они должны быть ознакомлены с содержанием рассматриваемой статьи.

Практическое состояние дел

Во многих следственных отделах и судебных инстанциях ст. 51 разъясняют исключительно близким родственникам подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Это обуславливается буквальным восприятием содержания пленарного Постановления ВС. В п.

18 этого акта предусмотрено, что с положениями нормы должны ознакомиться супруг/супруга, близкие родственники перед их допросом в качестве потерпевших или свидетелей. По мнению юристов, в Постановлении Пленума ВС обозначен только частный случай реализации ст. 51.

В этой связи становится неверным по существу мнение некоторых сотрудников о том, что разъяснять норму следует только тем потерпевшим/свидетелям, которые могут в дальнейшем стать обвиняемыми/подозреваемыми.

Оформление факта ознакомления

Единообразия нет и по этому вопросу. Практические работники используют следующие варианты:

  1. Разъяснение положений ст. 51 осуществляется исключительно перед началом допроса.
  2. Ознакомление с нормой производится прежде, чем будет совершаться соответствующее следственное действие, в процессе которого будут даваться показания.

Считается, что второй вариант более предпочтителен. Гражданину должны разъясняться его права в каждом случае допроса. Дача показаний может осуществляться на практике с продолжительным временным разрывом.

В этом случае не исключается, что субъект забудет о полученных им ранее разъяснениях.

К числу следственных действий, при выполнении которых лицо должно быть ознакомлено с правом не свидетельствовать, относят, кроме допроса, очную ставку, предъявление для опознания.

Предупреждение об ответственности

В законодательстве установлено наказание за предоставление ложных сведений. На практике достаточно распространенным считается мнение, что субъектов не следует предупреждать о такой ответственности.

Обусловлено это тем, что такое разъяснение в определенной степени нейтрализует право не свидетельствовать против близких, супруга или себя и может выступать как психологическое давление на свидетеля. Однако по закону отказаться от предупреждения о вероятных последствиях для субъекта нельзя.

Достоверность сведений должна гарантироваться в интересах правосудия. В данном случае компромиссным будет грамотное и последовательное разъяснение закона. Обязанность давать правдивые объяснения, показания никто не снимает со свидетеля.

Но в том случае, когда его слова могут впоследствии использоваться против него, его супруга/супруги либо родственников, он может воспользоваться своим конституционным правом и не свидетельствовать.

Возможные сложности

Проблема может появиться вследствие того, что довольно часто трудно заранее разделить на части предмет показаний: «Здесь молчать, здесь говорить».

В некоторых случаях сведения, которые на первый взгляд ничем не грозят субъекту, могут обернуться против него или близких, если не в этой, то в другой ситуации. Кроме этого, перед допросом заранее не во всех случаях можно предположить, какая именно фактическая информация будет сообщаться.

В этой связи в каждой конкретной ситуации судьям и следователям надлежит самостоятельно определить порядок, в соответствии с которым будет производиться разъяснение уголовных и конституционных норм. Здесь, по мнению ряда юристов, дело не только в последовательности такого ознакомления.

В обычных случаях первой должна разъясняться Конституция, а затем уголовное право. Ключевым принципом в сложных случаях выступает избирательность. Не исключается и ситуация, когда судья или следователь не будет предупреждать об последствиях дачи ложных показаний. Разъяснение ст.

51, а также указание в примечании к ст. 308 УК о том, что субъект не подлежит наказанию за отказ от показаний против себя, близких или супруга, не снимает с него ответственности за предоставление недостоверных сведений.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-st-51-konstitucii-rf-s-kommentariyami.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.