Социальная опасность преступного поведения

Индивидуальное преступное поведение

Социальная опасность преступного поведения

  1. Понятие «преступное поведение»
  2. Механизм преступного поведения

В криминологии различают уголовно-правовое понятие «преступление» и криминологическое понятие «преступное поведение».

Они различаются качественно и количественно. Понятие «преступление» как общественно опасное противоправное и виновное деяние» используется для определения оснований уголовной ответственности, понятие «преступное поведение» — для изучения причин и механизма преступления.

Изучение индивидуального преступного поведения тесно связано с проблемой личности преступника. Поскольку различаются понятия «преступление» и «преступное поведение», различаются и понятия «субъект преступления» и «субъект преступного поведения» («личность преступника»).

Понятие «преступное поведение»

Преступное поведение — процесс, развертывающийся в пространстве и во времени и включающий в себя не только сами действия, изменяющие внешнюю среду (акт преступления), но и предшествующие им психологические явления и процессы, детерминирующие эти действия.

Конечно, само преступление также развертывается в пространстве и во времени, но в сравнении с масштабом предшествующих ему процессов может быть представлено как одномоментное событие.

Криминологию интересует не столько сам преступный акт, сколько предшествующие ему обстоятельства: формирование мотивов, постановка целей, выбор средств и т.д.

Подобные обстоятельства в процессе их формирования еще не образуют состава преступления, однако включаются в понятие «преступное поведение», которое охватывает как формирование преступного намерения, так и его осуществление.

В объяснении преступного поведения отечественная криминология отвергает дилемму «среда или личность» и исходит из принципа двухфакторной детерминации: преступное поведение детерминируется личностью и средой, оно есть результат взаимодействия личностных качеств и особенностей конкретной ситуации. Но принцип двухфакторной детерминации ничего не говорит о том, какие факторы являются определяющими в этом взаимодействии, что относится к причинам, а что к условиям.

В криминологии исходят из того, что поведение человека, в том числе преступное, причинно обусловлено, детерминировано.

Но совместимо ли такое понимание поведения с постулатом «свободы воли», служащим основой уголовной ответственности? Совместим ли криминологический принцип детерминизма с уголовно-правовым принципом свободы воли? В свое время Э.

Ферри отверг принцип «свободы воли» как несовместимый с детерминистическим пониманием преступного поведения. Такой же точки зрения придерживаются и некоторые отечественные криминологи (А.М. Яковлев).

Если исходить не из волюнтаристского толкования свободы воли («что хочу, то и ворочу»), а из практического, трактующего свободу воли как свободу выбора, то можно показать совместимость этих принципов.

Более того, без детерминизма обосновать ответственность на основе свободы воли невозможно: человек должен предвидеть последствия своих действий, чтобы отвечать за них. Лица, которые не в состоянии это делать, не несут ответственности (душевнобольные; лица, не достигшие определенного возраста).

Индетерминизм (беспричинность) же фактически лишает выбор свободного характера, так как субъект, не зная последствий своего выбора, может действовать только случайно, наобум.

Свободный выбор не есть неограниченный произвол в силу того, что с философской точки зрения свобода заключается в познании необходимости и ее использовании для своих целей. Значит, изначально свободный выбор ограничен объективно и субъективно как необходимостью, так и возможностью ее познания и использования.

Свобода выбора ограничена тремя группами факторов:

1) самой необходимостью, включающей в себя набор объективно возможных в данной ситуации поступков. В каждой конкретной криминогенной ситуации набор правомерных вариантов поведения всегда конечен и чаще всего достаточно мал;

2) возможностью познания этой необходимости, включающей в себя способность субъекта адекватно оценить ситуацию, осознать общественную опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Эта возможность зависит от возрастных и психоинтеллектуальных особенностей субъекта (душевная болезнь, расстройство мыслительной деятельности и т.д.);

3) возможностью использования познанной необходимости для своих целей, включающей в себя оценку преступного варианта поведения как выгодного, целесообразного, допустимого. Эта возможность зависит от социальных качеств субъекта (взгляды, идеалы, ценностные ориентации и т.д.).

Возможные в данной ситуации варианты поведения не являются для субъекта равноценными.

Они неравноценны как объективно (не каждый из них может привести к желаемому результату), так и субъективно (одна и та же возможность для разных людей имеет не- одинаковые смысл и значение).

Субъект поступает в соответствии со своими представлениями о ситуации, реагирует на нее в соответствии с особенностями своего характера и взглядов.

Свободный выбор ограничивается разными факторами, но что детерминирует сам выбор? Этот вопрос является ключевым для понимания причин индивидуального преступного поведения. Если выбор определяется факторами первой группы, т.е.

внешней средой, то уголовная ответственность не наступает (крайняя необходимость, необходимая оборона, физическое принуждение), если второй группы (возрастные или биологические особенности субъекта) — то уголовная ответственность также не наступает в силу невменяемости субъекта.

И в первом, и во втором случаях детерминированность поведения присутствует, но отсутствует свобода выбора. Если выбор детерминируется факторами третьей группы, т.е. социальными свойствами субъекта, то можно говорить и о детерминированности поведения, и о свободе выбора, поскольку выбор варианта поведения на основе своих взглядов и убеждений является осознанным и добровольным.

Многие криминологи (А.И. Долгова, А.Р. Ратинов) источником преступного поведения считают ценностно-нормативную сферу личности.

Деформация ценностно-нормативной сферы рассматривается ими в качестве специфической (ближайшей, непосредственной) причины преступного поведения.

Но именно ближайшей, показывающей степень противоречия ценностей личности и общества, меру отчуждения личности от общества.

Однако указание на эту причину и ее изучение являются недостаточными.

Необходимо дальнейшее изучение комплекса социальных условий, вызвавших отчуждение, т.е. необходимо познание «причины причин». С этой точки зрения особенности ситуации не могут быть причиной преступления, а являются только его условием.

В уголовном праве элементы ситуации редко включаются в число обстоятельств, определяющих уголовную ответственность, а чаще относятся к смягчающим (или отягчающим) наказание обстоятельствам.

То же можно сказать и о биологических особенностях индивида, которые, как и особенности ситуации, являются объективными, но, в отличие от них, постоянно действующими. Это верно и в отношении так называемых психических аномалий (разного рода психопатии, олигофрения и т.д.).

За последнее время было проведено немало исследований, которые установили, что среди преступников от 25 до 70% лиц (по разным данным) имеют психические аномалии. Казалось бы, можно сделать вывод о том, что преступления в основном совершают люди с аномалиями. Но это не совсем так (и разнобой в данных исследований не случаен).

Во-первых, многие аномалии имеют не наследственный, а приобретенный характер, и очень часто социально-нравственную запущенность личности квалифицируют как психическую аномалию (особенно у подростков).

Во-вторых, обычно приводимые цифры об аномалиях являются не официальными данными психологических или судебнопсихиатрических экспертиз, а данными выборочных исследований, проводимых по различным методикам. По данным последней специальной переписи осужденных (1999 г.), в исправительных учреждениях страдают психическими расстройствами 2,1% осужденных.

В-третьих, большинство исследований проводилось среди осужденных к лишению свободы. Но, как известно, условия мест лишения свободы являются мощным психотравмирующим фактором, отрицательно влияющим на психику человека.

Обычные методики не позволяют выявить, когда возникли аномалии, до совершения преступления или после, в период отбывания наказания.

Конечно, психические аномалии существенно влияют на поведение человека, поскольку осложняют процесс социализации (трудно дается учеба, сложно овладеть современной профессией и т.д.).

Механизм преступного поведения

Для криминологии важно не только «почему совершается преступление», т.е. причинный аспект, но и «как оно совершается» (инструментальный аспект). Для анализа этой проблемы выработано понятие «механизм преступного поведения». Структурно он состоит из трех последовательных внутренне связанных элементов (звеньев):

1) формирование решения (мотивация); 2) принятие решения (планирование, постановка целей и выбор средств); 3) исполнение решения (акт преступления). Эта схема применима к предумышленным преступлениям.

Для неосторожных, некоторых умышленных (совершенных в состоянии аффекта) преступлений механизм работает в «свернутом» виде, с пропуском некоторых элементов.

Дефекты возможны в любом элементе механизма, и профилактическое вмешательство можно осуществить на любом этапе.

Особую роль играет первый элемент механизма (мотивация), и он чаще других привлекает пристальное внимание исследователей.

Термин «мотивация» имеет два значения: 1) как совокупность мотивов; 2) как процесс формирования мотива. В данном случае он употребляется в обоих значениях.

В криминологии проблема мотивации преступного поведения формулируется следующим образом: являются ли мотивы (и порождающие их потребности) внутренними субъективными причинами преступления? И, соответственно, должны ли мотивы и потребности быть объектом профилактическо- го воздействия? По этой проблеме существуют две противоположные точки зрения.

Одни криминологи (У.С. Джекебаев, С.А. Тарарухин) считают, что существуют преступные мотивы и порождающие их преступные, извращенные потребности, которые являются причинами преступного поведения.

Но чаще всего говорят не о преступных мотивах (это ведет к чрезмерной психологизации причин преступления), а о преступных, или антисоциальных, извращенных потребностях, являющихся источником этой мотивации: потребность в самоутверждении, потребность хулиганить и воровать, сексуальная потребность, эгоцентризм, потребность в алкоголе и т.д.

Логика здесь проста: все потребности подразделют на два класса: 1) на низшие (или низменные, примитивные, физиологические, извращенные); 2) высшие (или духовные, творческие, моральные).

В первых видят источник преступного поведения, во-вторых — правомерного.

Многочисленные исследования показывают, что у преступников структура потребностей деформирована, в ней преобладают потребности материального характера.

Другие криминологи (А.Ф. Зелинский, А.М. Яковлев) считают, что мотивы и потребности как психические образования нейтральны в этическом плане, к ним неприменима социальная оценка.

Даже такой классический «преступный» мотив, как корысть, взятый вне преступления, не может рассматриваться как антисоциальный.

Ведь понятно, что удовлетворение потребности в материальных благах может осуществляться отнюдь не обязательно путем преступных действий.

Кроме того, связь между потребностью и мотивом не является строго однозначной: одна потребность может порождать разные мотивы, а один мотив может быть вызван разными потребностями.

В психологии обычно выделяют три основные группы человеческих потребностей: 1) базисные, или органические, определяемые биологической природой человека: потребность в пище, тепле, сексуальная и т.д.; 2) социальные, определяемые социальной природой человека: потребность в общении, самоутверждении и т.д.; 3) духовные, или идеальные: потребность в труде, творчестве, нравственные.

В этой классификации нет места так называемым извращенным, преступным потребностям, и это не случайно: преступными (антисоциальными) являются не сами потребности, а средства их удовлетворения.

И то, какое средство изберет в данный момент субъект, зависит не от потребности как таковой, а от особенностей его личности и характера ситуации, которая содержит определенный набор реальных возможностей удовлетворения этой потребности.

Поэтому объектом профилактического воздействия (нейтрали- зация, подавление и т.д.

) являются не сами потребности, а социальные условия и особенности личности, которые сформировали антисоциальный характер средств удовлетворения потребности.

А то, что называют в качестве антисоциальных потребностей, или вовсе не являются потребностями (потребность хулиганить, эгоцентризм), или не являются отрицательными (сексуальная потребность, потребность в самоутверждении).

С этой точки зрения и часто определяемые в качестве извращенных потребностей тяга к алкоголю и наркотикам не есть собственно потребности, их можно назвать псевдопотребностями.

Они не относятся ни к органическим (отсутствуют у животных), ни к социальным, ни к духовным потребностям.

Они возникают как следствие неудовлетворенности других потребностей — и социальных (отчуждение, непонимание, отвержение), и духовных (потеря смысла жизни, кризис веры, неразделенная любовь).

Они же выступают и как средства (или их заменители) удовлетворения других потребностей. Так, подросток начинает курить не потому, что испытывает потребность в никотине, а потому, что испытывает потребность в общении и признании со стороны группы: там все курят, это признак взрослости.

Многие люди пьют не потому, что испытывают потребность в алкоголе, а соблюдая традиции или потому, что это (на их взгляд) облегчает общение. Конечно, возможны случаи, когда тяга к алкоголю и наркотикам действительно начинает детерминировать поведение: псевдопотребности становятся органическими.

Но тогда меняется и природа явления, развивается болезнь, патология, требующая применения мер не криминологического, а медицинского характера.

Всякий поведенческий акт обычно направлен на лучшее приспособление к среде, и преступление не составляет исключения. Но, с точки зрения общества, преступление обладает неадекватной адаптивной функцией. С позиции же субъекта оно выглядит как достигающее определенных необходимых целей — разрешить конфликтную ситуацию, улучшить материальное положение и т.д.

В такой неадекватности отражения социальной среды специфическим образом проявляются причины и условия преступного поведения.

Изучение механизма преступного поведения не подменяет и не снимает проблему изучения его причин, а предполагает необходимость такого изучения.

Источник: http://www.konspekt.biz/index.php?text=6582

Вопрос 3. Формы преступного поведения. Признаки преступления

Вопрос 3. Формы преступного поведения. Признаки преступления

Преступное деяние — это общественно опасное противоправное сознательно-волевое деяние (действие или бездействие), наносящее вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Общественная опасность деяния заключается в причинении вреда отношениям, охраняемым уголовным законом. Если деяние не общественно опасно, оно не может быть признано преступным даже в том случае, когда формально и содержит признаки какого-либо состава преступления, предусмотренного статьями Особенной части УК (ч. 2 ст. 14).

Общественную опасность деяния необходимо отличать от общественной опасности преступления в целом, которая характеризуется совокупностью всех его объективных и субъективных элементов и признаков, им присущих (объекта и объективной стороны, субъекта и субъективной стороны).

Противоправность как признак деяния означает, что оно в своей активной (действие) или пассивной (бездействие) форме выражения должно быть прямо запрещено конкретной нормой Особенной части УК.

Деяние может выступать признаком объективной стороны только в том случае, если оно совершено осознанно. Это означает, что сознанием лица, совершившего конкретное противоправное деяние, охватывались фактический характер и общественная опасность содеянного.

Чтобы иметь уголовно-правовое значение, деяние должно бытьволевым. Не имеет уголовно-правового значения поведение человека под влиянием непреодолимого физического принуждения со стороны других лиц, т. е.

физического воздействия на человека с целью заставить его совершить общественно опасное действие (бездействие).

Если физическое принуждение не исключало для лица возможность действовать по своей воле, то оно не освобождается от уголовной ответственности, однако примененное к нему насилие рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность при назначении наказания.

Психическое принуждение (угроза причинением какого-либо вреда с целью заставить человека совершить общественно опасное деяние), как правило, не исключает волевого характера действия, и поэтому по общему правилу оно не исключает уголовной ответственности лица, совершившего под его влиянием предусхмотренное уголовным законом общественно опасное деяние. Однако, как и физическое, психическое принуждение признается обстоятельством, смягчающим уголовное наказание. Психическое принуждение может исключать уголовную ответственность лица лишь тогда, когда это лицо действовало в состоянии крайней необходимости.

Общественно опасное деяние имеет две формы выражения: действие или бездействие (ст. 14 УК). При этом обе формы сохраняют признаки, присущие деянию в целом.

Преступное действие характеризуется активным, волевым и осознанным поведением человека.

Преступное бездействие отличает пассивное поведение, заключающееся в несовершении лицом тех действий, которые оно должно было и могло совершить в силу лежащих на нем обязанностей.

Пассивное поведение, являясь социальной характеристикой индивида, не предполагает отсутствия физической активности. Например, лицо отказывается отдачи показаний в качестве свидетеля, уклоняясь от явки в суд (ст. 308 УК).

Бездействие проявляется в невыполнении установленной обязанности и не исключает физической активности, скажем, занятия спортом или иным видом деятельности.

При совершении умышленных преступлений, характеризующихся действием, деяние начинается с момента совершения первого осознанного и волевого телодвижения. При совершении неосторожных преступлений начало преступного деяния относится к моменту нарушения определенных правил, что создает угрозу причинения предусмотренного уголовным законом вреда.

Окончание преступного действия аналогичным образом зависит от формы вины: при умышленном преступлении действие окончено в момент совершения последнего телодвижения, направленного на причинение преступного последствия; при неосторожном — совпадает с моментом наступления общественно опасного последствия.

Начало бездействия связывается с моментом возникновения ситуации, при которой лицо должно было совершить определенные действия и обладало реальными для этого возможностями.

Окончанием преступного бездействия следует считать пресечение его правоохранительными органами; явку с повинной; возникновение обстоятельств, исключающих возможность выполнения требуемых действий; прекращение обязанности действовать соответствующим образом.

Принимая во внимание протяженность действия во времени, различают преступления одномоментные, разномоментные и преступные деяния с отдаленным результатом.

В одномоментных преступлениях начало и конец действия фактически совпадают, а в разномоментных отдалены во времени друг от друга.

В деяниях с отдаленным результатом начальным моментом принято считать совершение первого действия, направленного на причинение общественно опасных последствий, а конечным — начало наступления последствий.

Такого рода преступления связаны с особенностями реализации преступного намерения, обусловленного достаточно продолжительным временем между производством действия и моментом причинения вреда.

Обязанность лица действовать может возникнуть по различным основаниям, в частности: указание закона (ст. 328 УК); предшествующее поведение (ст. 125 УК); характер профессии или профессиональное положение (ст. 293 УК).

Большинство преступлений совершаются путем действия. Некоторые преступления могут быть совершены только путем бездействия. Ряд преступных деяний может выражаться как в действии, так и в бездействии.

Науке уголовного права известны два вида преступного бездействия:

§ «чистое» бездействие — невыполнение действий, которые лицо должно было и могло выполнить (например, состав преступления, предусмотренный ст. 190 УК, — невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран);

§ смешанное бездействие — ненадлежащее или неполное выполнение обязанностей лицом, которое должно было и могло их выполнить (например, при халатности — ст. 293 УК).

Наиболее распространенной формой проявления преступного действия считается физическое воздействие. Таким образом совершаются преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы, хищения чужого имущества и др.

К физическому воздействию следует отнести и так называемую письменную форму общественно опасного действия, поскольку письменная форма является только объективным выражением выполненных человеком физических действий. Данная форма встречается редко. В качестве признака объективной стороны она предусмотрена в составе служебного подлога (ст. 292 УК) и др.

Вербальная форма — слова, фразы, произнесенные лицом, образуют действие как признак объективной стороны состава преступления (например, клевета — ст. 129 УК).

Конклюдентная форма совершения общественно опасного действия — жесты — встречается крайне редко, например, в случае совершения развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего 16-летнего возраста (ст. 135 УК).

В ст. 14 УК РФ преступление определено как «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

Признаки преступления:

· деяние (действие или бездействие);

· общественная опасность;

· противоправность;

· виновность;

· наказуемость.

Под преступлением понимается только деяние, т. е. поведение человека, выраженное в определенной объективной форме.

Ни мысли, ни намерения, ни цели человека, которые не нашли своего внешнего выражения, не воплотились в поступке, не могут признаваться преступлением. Деяние приобретает уголовно-правовое значение, т.е.

становится преступлением, только при условии, что оно обладает всеми четырьмя указанными в законе признаками.

Общественная опасность — материальный признак преступления, означающий способность деяния причинять существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона. Общественная опасность имеет качественную и количественную характеристику.

Качественная характеристика общественной опасности в литературе именуется характером общественной опасности. Она означает типовую характеристику социальной вредности определенных видов преступлений (грабежа, изнасилования, уклонения от уплаты налогов и т. д.) и зависит от объекта посягательства, формы вины и категории совершенного преступления.

Количественный показатель общественной опасности именуется в литературе ее степенью. Она определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда и тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимогов совершении преступления, в соучастии).

Для более полного понимания признака общественной опасности необходимо уяснить значение ч. 2 ст.

14 УК РФ, которая гласит: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Раскрытие смысла приведенной нормы требует двух пояснений:

1. Для признания деяния преступлением еще недостаточно его формального сходства с уголовным правонарушением, описанным в той или иной норме Особенной части УК РФ. Даже при таком сходстве деяние может быть признано малозначительным (например, открытое хищение ученической тетрадки), поэтому не представляющим общественной опасности.

2. Деяние, признанное малозначительным и поэтому не преступным, может влечь административную, дисциплинарную, гражданско-правовую либо иную юридическую или моральную ответственность.

Поэтому указание закона на отсутствие в таких деяниях общественной опасности нужно понимать не в смысле абсолютного отсутствия общественной опасности (как, например, при необходимой обороне), а в том смысле, что общественная опасность деяний, признанных малозначительными, не достигает той степени, которая присуща преступлениям.

Противоправность (уголовная противозаконность) означает, что преступлением может быть признано только то деяние, которое прямо запрещено нормой Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 14 УК РФ). Применение уголовного закона по аналогии не допускается (ст. 3).

Противоправность — это формальный признак преступления, который нельзя рассматривать изолированно от общественной опасности деяния. Уголовная противоправность деяния — субъективное (на законодательном уровне) выражение общественной опасности этого деяния.

Выявив объективно существующую общественную опасность деяния и осознав невозможность эффективной борьбы с ним без использования уголовно-правовых средств, государство в лице законодательного органа формулирует уголовно-правовой запрет на совершение данного вида деяний и устанавливает уголовное наказание за его совершение. С другой стороны, деяние, запрещенное уголовным законом, в силу изменения характера общественных отношений либо по другим причинам может на определенном этапе утратить свою опасность для общества и тогда оно декриминализируется, т. е. отменяется уголовно-правовой запрет на его совершение.

Таким образом, общественная опасность и противоправность — это две неразрывные и взаимосвязанные характеристики (социальная и юридическая) преступления.

Виновность как признак преступления непосредственно вытекает из принципа вины, закрепленного в ст. 5 УК РФ и запрещающего объективное вменение, т. е. уголовную ответственность за невиновное причинение вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ виновным в преступлении признается лицо, совершившее общественно опасное и противоправное деяние умышленно либо по неосторожности. Если деяние совершено без вины, т.

е. без умысла или неосторожности (случайно), то, несмотря на его объективную общественную опасность, оно не может признаваться преступлением и не влечет уголовной ответственности (ч. 1 ст. 28 УК РФ).

Наказуемость означает, что за предусмотренные уголовным законом и совершенные виновно общественно опасные деяния может быть назначено наказание, установленное в санкции уголовно-правовой нормы.

Иначе говоря, наказуемость — это предусмотренная законом возможность назначения наказания. Такая возможность реализуется не во всех случаях совершения преступлений. Во-первых, не каждое преступление фиксируется правоохранительными органами.

Во-вторых, не каждое зарегистрированное преступление раскрывается. В-третьих, в случаях, предусмотренных законом, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от наказания.

Однако и в этих случаях речь идет именно о преступлении, поскольку уголовно-правовая норма, содержащая описание данного вида общественно опасных деяний, предусматривает определенное наказание за его совершение.

Таким образом, под наказуемостью следует понимать не реальное наказание за конкретное преступление, а установленную законом возможность применить наказание за каждый случай совершения деяния, описанного в той или иной норме Особенной части УК РФ.

Источник: https://cyberpedia.su/9xd234.html

Социальная природа преступления. Преступление и преступность

Преступление – это одна из основных категорий уголовного права. Для предупреждения преступлений и осуществления задач, стоящих перед уголовным законодательством, Уголовный кодекс РФ определяет перечень опасных для личности, общества и государства деяний, признаваемых преступлениями.

В отечественной уголовно-правовой литературе до недавнего времени преобладала точка зрения, согласно которой преступление, как отдельно взятый вид наказуемого поведения людей, появилось в связи с расколом общества на классы.

Это мнение было основано на том, что классовая природа преступления выражается в том, оно опасно лишь для интересов господствующего в обществе класса, поскольку нарушает условия его нормального существования.

Исторический характер преступления обуславливается тем, что оно появляется на определенной стадии развития человеческого общества, и со сменой общественно-экономических формаций содержание его меняется в зависимости от конкретных условий развития государства и стоящих перед ним задач, определяющих в разные временные периоды различную опасность конкретных преступных деяний. В советский период категорически отвергалось мнение о том, что в социалистическом обществе неправильно характеризовать социальную природу преступления как классово опасную, потому что это может привести к неправильным выводам, что каждое преступление непосредственно несет угрозу классовым интересам. Отметим, что утверждение о классовой природе преступления несколько преувеличено, его истоки связаны с идеологизированными представлениями о классовой природе права вообще.

Право в целом необходимо рассматривать как средство социального управления обществом, а конкретно уголовное право – как средство защиты наиболее важных социальных ценностей от преступных посягательств. Следуя этой логике, говорить о классовой природе преступления и преступности нет достаточных оснований.

Преступление, как акт человеческого поведения, имеет социальную природу, порождаемую, прежде всего, общественными связями и отношениями, в которых он развивается и живет. В связи с этим причиной преступного поведения непосредственно является волевой акт конкретной личности.

Воля – это способность личности преодолевать какие-либо препятствия, реагировать на факторы внешней среды. Воля позволяет человеку владеть своими чувствами и подчинять их разуму.

Волевой акт – это акт поведения, избираемый человеком в пределах своего сознания с учетом условий конкретной обстановки.

Социальная природа преступления имеет свое проявление в воздействии на окружающую действительность, т.е. в полученных последствиях. Поскольку преступное деяние влечет наступление вредных последствий для охраняемых законом личных и общественных интересов, оно, в сравнении с другими правонарушениями, всегда получает более отрицательную юридическую оценку .

Давая характеристику преступления как социального и юридического явления, следует подчеркнуть, что это один из видов сознательного поведения человека. Вместе с тем в основу любого преступления составляет конфликт между обществом и личностью, его глубина как раз и представляет общественную опасность, а потому и требует применения мер уголовно-правового реагирования для его разрешения.

Преступное поведение – это, как было отмечено ранее, сознательное поведение человека, который отдает отчет своим поступкам и способен руководить ими. Оно может выражаться как в активной деятельности (действии), так и пассивной (бездействии). Бездействие имеет уголовно-правовое значение лишь в том случае, если лицо было обязано и имело реальную возможность совершить определенное действие.

Таким образом, преступление – это исключительно акт внешнего поведения личности, т.е. деяние, которое совершено в форме действия (бездействия), протекающее под контролем его сознания и воли. Бессознательное поведение, а также поведение, исключающее свободное волеизъявление (например, непреодолимая сила), не может признавать преступным.

Говоря о социальной природе преступления, следует сказать несколько слов о преступности, как о явлении, которое и порождается совершением преступлений.

Преступность – это совокупность всех преступлений, совершаемых в обществе. Она характеризуется определенным динамикой, структурой и состоянием.

Динамика преступности, равно как и ее структура, подчинена историческим закономерностям. Так, любые общественные катаклизмы (войны, национальные конфликты и т.д.

) приводят к росту преступности, а периоды относительного мирного существования характеризуются ее спадом.

Как социальное явление, преступность порождается целым рядом факторов: экономическими, нравственными, социальными, психологическими.

Причины и условия возникновения преступности, как и сама преступность, являются предметом изучения криминологии, и выходят за рамки предмета уголовного права.

Однако, как отмечалось ранее, преступность представляет собой совокупность конкретных преступлений, а потому связь между двумя этими терминами неразрывна.

Понятие преступности формулируется на основе изучения существующих общественных отношений в процессе выделения среди них тех деяний, которые представляют общественную опасность. Количественные и качественные показатели преступности влияют на уголовную политику государства в сфере борьбы с этим явлением, в свою очередь, на криминализацию (или декриминализацию) тех или иных деяний.

Источник: https://russian-laws.ru/ugolovnoe-pravo/sotsialnaya-priroda-prestupleniya-prestuplenie-i-prestupnost

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.